Здоровье всего тела

Теперь это не сенсация

Научный интерес, касающийся связей носа с другими органами, возник в восьмидесятых годах XIX столетия. Р. Вольтолини и В. Хак продемонстрировали, что бронхиальную астму, эпилепсию и некоторые другие болезни можно излечить, удалив носовые полипы. В первые десятилетия XX века появилось большое количество исследований по носовой рефлексотерапии. Наиболее серьезное из них принадлежало французскому ученому П. Бо-нье, автору учения о назобульбарных секторах. Обобщив опыт своих предшественников и проанализировав собственные данные, ученый пришел к заключению, что на слизистой оболочке носа есть проекции мозговых (бульварных) центров отдельных органов, так называемые назобульбарные секторы. Он установил «точную» топографию участков слизистой, или, вернее, точек, с которых можно было получить информацию о функциональном состоянии того или иного органа и соответственно на него повлиять.

Одновременно с позитивной трактовкой фактов П. Бонье высказал сомнительную, проще сказать, ошибочную шчку зрения о наличии в носу проекционных зон не только внутренних органов, но и их различных функций — поноса, запора, рвоты и т. д. По мнению французского ученого, рефлекторная дуга носовых проекций состоит из рецепторов тройничного нерва, заложенных в слизистой оболочке носа, и соответствующего эффектора — ядра и ствола блуждающего нерва. Предполагалось, что раздражение определенных точек слизистой носа механическим, химическим или электрическим путем может вызвать функциональные изменения в «органных» центрах продолговатого мозга и таким образом повлиять на течение ряда внутренних заболеваний. Учение о назобульбарных секторах, созданное в

1905—1916 годах для диагностики и лечения ряда заболеваний, вызвало при своем появлении большую сенсацию во всех странах мира, включая тогдашнюю Россию. Система эта подверглась многочисленным проверкам не только отоларингологами, но и врачами других специальностей, подтвердившими в общем диагностическую и терапевтическую ценность метода. Последний получил название носовой рефлексотерапии или центротерапии. Показания к данному методу, по утверждениям его основоположников, были весьма обширными. Они охватывали почти всю область человеческой патологии, за исключением заболеваний почек и пороков сердца.

При рассмотрении физиологического действия носовой рефлексотерапии обращает на себя внимание значительное влияние раздражения слизистой носа на дыхание и кровообращение. По данным И. Тинеля, слабые раздражения слизистой носа оказывают тормозящее действие на сердечно-сосудистую и двигательную системы и возбуждающее на функции желудочно-кишечного тракта; сильные раздражения вызывают противоположный эффект. От функционального состояния полости носа и придаточных пазух в значительной степени зависит нервно-психическая деятельность, динамика картины крови, состояние желез внутренней секреции и половой статус человека.

Прижигание или механическое и электрическое раздражение отдельных участков слизистой оболочки носа с успехом применялось при лечении болезней сердца и желудка, бронхиальной астмы, ночного недержания мочи, мигрени. В свое время считалось, что так называемые мигрени в большинстве случаев связаны с патологией носа и что они легко излечиваются при соответствующем лечении у отоларинголога.

В 1906 году вышла работа «Рефлекторная эпилепсия носового, ушного и глоточного происхождения», в которой были собраны известные из литературы того времени 92 случая эпилепсии «носового» происхождения. Как полагает профессор В. Трутнев, в некоторых случаях причиной эпилептических припадков являются искривления носовой перегородки, слизистые полипы, гипертрофия нижних раковин и поражение придаточных полостей носа. В качестве иллюстрации можно привести одну из историй болезни, взятую из статьи автора.

Больной Г. поступил в клинику с жалобами на постоянный насморк и головную боль, которыми он страдает в течение многих лет; 13 лет назад впервые появились припадки джексоновской эпилепсии. В течение пяти леи больной лечился медикаментами. Улучшения здоровья не было, напротив, эпилептические припадки значительно участились, что побудило больного обратиться в хирургическую клинику, где ему произвели трепанацию черепа. Операция прошла гладко, но приступы эпилепсии не исчезли. Через шесть месяцев после трепанации черепа больной явился в клинику ушных болезней; там ему частично удалили искривленную носовую перегородку и сделали радикальную операцию левой гайморовой полости по поводу ее хронического воспаления. После этих операций эпилептические припадки больше не повторялись на протяжении шести лет, в течение которых больной ежегодно показывался в клинику. Самочувствие его было очень хорошим.

В. Трутнев считает, что каждый больной эпилепсией должен тщательно обследоваться отоларингологом, с тем, чтобы все обнаруженные у него дефекты со стороны ЛОР-органов своевременно устранялись. Аналогичную точку зрения разделяют многие неврологи, которые указывают на разнообразные внемозговые источники эпилепсии: аномалию преломляющих сред глаза, инородное тело в носу и слуховом проходе, рубцы на коже, кишечные паразиты и т. п.

Особого интереса заслуживают наблюдения и эксперименты, в которых выявляется зависимость между заболеваниями носа и половой сферы. Изменения в половых органах у женщин в ряде случаев вызывают нарушения со стороны носа в виде припухания, сухости, атрофии слизистой, кровоточивости и расстройства обоняния. В свою очередь, изменения в «половых точках» слизистой носа (в килиановской точке на бугорке перегородки и участке нижней раковины, обусловливают нарушения менструального цикла и болезненные схватки во время родов. Введение же обезболивающих веществ и воздействие избирательными химическими реагентами на указанные области устраняют эти явления.

На основании большой статистики ученые приходят к заключению, что раздражение слизистой носа оказывает более значительное влияние на функцию половых органов, чем раздражение любых других участков тела. Большое число клинических наблюдений, устанавливающих связь носа с половой сферой, дало повод английскому ученому И. Маккензи высказать предположение, что функциональные нарушения половых органов могут обусловливаться заболеваниями носа. Этот вопрос подверг экспериментальной проверке А. Кобланк. Он иссек переднюю (соответствующую нижней у человека) носовую раковину у кроликов и щенков шестинедельного возраста, оставляя контрольных животных из той же семьи. Результаты опытов позволили автору сделать вывод о том, что если у молодых животных удаляют нижнюю носовую раковину, то половые органы у них остаются в зародышевом состоянии на всю жизнь. Животные навсегда становятся безразличными в половом отношении, самки кроликов отвергают здоровых самцов.

Применение носовой рефлексотерапии при многих заболеваниях позволяет оценить ее весьма положительно. Нам представляется, что действие носовой рефлексотерапии на некоторые заболевания связано с раздражением окончаний проходящих через нос нервов (в частности, тройничного и обонятельного) и соответствующими изменениями в отдельных частях головного мозга. Изменение функционального состояния этих отделов сказывается на деятельности гипоталамуса, чем и можно, по всей вероятности, объяснить отдаленное влияние раздражений рецепторов носа на органы малого таза.

Клинические и экспериментальные данные позволяют думать о некоторой специфичности рефлекторных ответов при носовой рефлексотерапии по сравнению с воздействием на кожу лица и, таким образом, оправдать самостоятельное терапевтическое значение носовой зоны. Однако, как указывает известный физиотерапевт А. Киричинский, совсем не обязательно отыскивать точки на слизистой носа, от раздражения которых можно якобы получить избирательный ответ на больной орган. Все зависит от характера и интенсивности раздражителя и от функционального состояния всех звеньев рефлекторной дуги и заболевшего органа.

К подобной точке зрения пришли многие противники носовой рефлексотерапии. В конечном итоге они «сделали погоду», устроив реквием учению и опыту П. Бонье, требовавшему от врачей слишком многого: большой точности, кропотливости, специальных навыков. Легче всего было объяснить полость носа рефлексогенной «ямой», через которую можно универсально влиять на организм.

Такая постановка вопроса импонировала не только незадачливым практикам, но оказалась «удобной» и для теоретиков, которым не нужно было ломать голову над интерпретацией общих реакций, идущих из «ямы». Обстановка сложилась так, что начиная с 40-х годов носовая рефлексотерапия стала развиваться как учение о зоне носа в целом.

Носовая рефлексотерапия наших дней не потеряла практической значимости. Благодаря большой концентрации нервных окончаний слизистая носа продолжала использоваться на практике для возбуждения дыхания и сердечной деятельности, снятия тяжелых приступов удушья и выведения организма из шокового состояния.

Начиная с 1951 года в лечебной практике стали широко использовать назальной электрофорез — введение различных лекарственных веществ через слизистую носа при целом ряде аллергических, терапевтических, нервных и других заболеваний, перечень которых уже превысил сотню наименований. Применение для этих целей таких широко известных лекарственных веществ, как витамин Вь новокаин, хлористый кальций, димедрол, стало обычным. Рефлекторные связи между нервными образованиями носа и глаза позволили применить в клинике глазных болезней внутрислизистую новокаиновую блокаду средней носовой раковины: положительный резуль* тат получен у 66 процентов больных, страдающих глаукомой и некоторыми другими заболеваниями глаз.

Взаимосвязь рецепторов носа с другими органами не вызывает сейчас ни особых сомнений, ни особых возражений. Подавляющее большинство физиологов и медиков сходится во мнении, что информационные центры носа служат одновременно и пусковыми эффекторными аппаратами. При этом одни специалисты видят в носовой рецепции источник исключительно общих реакций организма, другие — не только общих, но и локальных. И, хотя позицию последних разделяет пока меньшинство, нам она представляется более перспективной.

Вышедшая в 1974 году монография Нгуен Ван Нги с соавторами «Теория и практика аналгезии при иглоукалывании» содержит ряд новых фактов. В ней приводятся не описанные ранее в китайских источниках проекционные точки внутренних органов, расположенные на наружной поверхности носа.

Авторы считают, что эти точки эффективны, и рекомендуют их использовать для лечения некоторых внутренних заболеваний. Таким образом, сторонники локальных принципов рефлексотерапии получили еще одно подтверждение в своей правоте.