Здоровье всего тела

На пограничных заставах

История науки знает немало повторных открытий, о которых острословы и сатирики говорят как о вновь изобретенных велосипедах. На рубеже XIX и XX веков московский терапевт профессор Г. Захарьин и английский невропатолог Г. Гед доказали существование связи между кожей и внутренними органами. Однако обвинить их в плагиате и лжеоткрывательстве никак нельзя. Нельзя потому, что служба информации в Европе находилась тогда в стадии анабиоза, а все знакомство с Китаем дальше корзин с мандаринами не шло. Вот и получилось, что два выдающихся и, несомненно, честных европейских ученых, ничего не ведавших о работах китайцев, вновь открыли адреса на коже. Свои адреса.

В 1883 году Г. Захарьин, а через 15 лет Г. Гед обнаружили, что при патологии того или иного органа определенные участки кожи становились повышенно чувствительными и иногда болезненными. Позже эти чувствительные участки кожи получили название проекционных зон Захарьина — Геда. В отличие от точечных проекций, установленных китайскими врачами, они занимают значительные площади и весьма расплывчаты по конфигурации. Если обратиться к сравнениям, то против гочек — «джоиок» зоны выглядели настоящими «дредноутами». Их очень скоро признали в официальном мире и запечатлели в виде фигур во всех руководствах по нервным болезням. Непонятным осталось одно: какова их сущность и пути возникновения?

Одни исследователи, признававшие принцип короткой связи, считали, что импульсы из пораженного органа поступают по нервному волокну непосредственно в кожный участок. Другие заявляли, что передача импульсов из любого пораженного внутреннего органа -на кожу происходит непременно через спинной мозг.

Особую точку зрения высказывал Гед. Он утверждал, что возбуждение из болевого очага поступает в спинной мозг и здесь, в пределах своего сегмента, не переключаясь на кожные пути, передается по восходящим волокнам в кору головного мозга, благодаря чему сознание человека ошибочно проецирует ощущения состороны внутренних органов на кожу. Таким образом, поначалу некоторые ученые и сам Гед думали, что зоны повышенной чувствительности являются недейственным отзвуком, идущим от пораженного очага, отзвуком бесцельным и ненужным, как пропавшее где-то эхо.

Иную трактовку механизма появления сегментарных зон на коже высказал И. Маккензи. Он считал, что импульсы от пораженного внутреннего органа, поступающие по восходящим нервным волокнам в спинной мозг, могут вызвать перераздражение соответствующих сегментов, что дает начало импульсам, идущим по нисходящим волокнам, от спинного мозга к коже. В результате этого в ограниченном участке кожи или зоне Захарьина — Геда отмечается повышение чувствительности, напряжение мышц, изменение сосудистого тонуса. Маккензи полагал, что кожные зоны Захарьина — Геда являются не ошибочными проекциями нашего сознания, а истинными рефлексами с внутренних органов на кожу. Аналогичного взгляда придерживались многие отечественные физиологи.

Концепция о «ложных ощущениях на коже» не получила должного подтверждения. После всесторонних исследований стало ясно, что зоны повышенной чувствительности Захарьина — Геда действительно возникают в связи с изменениями внутренних органов. Причем возбуждение из болевого очага, достигнув уровня спинного мозга, отражается не только в соответствующие зоны кожи, но, следуя по восходящим путям, поступает в определенные зоны коры головного мозга. В ответ на возбуждение реагируют все этажи нервной системы: от периферических нервных окончаний в коже до центральных анализаторных зон в мозговой коре.

Важно заметить, что в соответствующих рецепторах (нервных окончаниях) кожи не только повышается чувствительность, но совершается целый каскад превращений: изменяются температура кожи, электрические потенциалы, инфракрасное излучение, обмен веществ, течение сосудистых и нервных реакций и т. д. Все эти превращения зависят от того, в каком состоянии находится человек: здоров он или болен, спокоен или чем-то занят.

К настоящему времени более подробно изучены изменения электрических потенциалов кожи. У здорового человека в условиях покоя потенциалы проекционных зон лишь ненамного отличаются от соседних участков кожи. Но стоит тому или иному органу начать усиленно работать (желудку — перерабатывать пищу, сердцу — учащенно сокращаться), как сразу же все меняется: потенциалы соответствующих зон возрастают, и тем выше, чем напряженнее функционируют внутренние органы. Итак, циклически в зависимости от степени физиологической активности потенциалы зон Захарьина — Геда то возрастают, то понижаются.

Наиболее выраженные и стойкие изменения электрических потенциалов кожи наступают при заболеваниях, причем в острой стадии они вырастают до очень больших цифр, в подострой — до умеренно высоких, в хронической стадии — до незначительных величин. Установлено, например, что при остром аппендиците в правой подвздошной области (проекционной зоне — «аппендикс») у большинства больных возникает повышение чувствительности и расширение сосудов. При хроническом аппендиците, напротив, понижение чувствительности и сужение зональных кожных сосудов.

Чрезвычайно интересно и практически важно то, что изменения потенциалов в проекционных зонах кожи наблюдаются задолго до появления выраженных признаков болезни. Иными словами, сигнал бедствия, свидетельствующий о только что начавшихся сдвигах в организме, поступает в зону Захарьина — Геда немедленно. Природа добросовестно предупреждает нас о надвигающейся болезни, предупреждает своевременно, когда опасность еще ничтожна и легкоустранима. Однако сигналы чаще всего никого не волнуют. Заболевший беспечно ожидает появления такого тяжкого состояния, с которым не стыдно обратиться к врачу. Упускается время для наиболее эффективного лечения. На Востоке по этому поводу говорят, что «лечить развившуюся болезнь всегда поздно: это все равно что копать колодец страннику, которого давно уже мучает жажда».

В процессе болезни в кожных зонах Захарьина — Геда параллельно с изменением электрических потенциалов отмечается и целый ряд других сдвигов: повышается интенсивность свечения тканей, накапливается избыточное количество отрицательных и положительных зарядов, происходит концентрация гормонов и некоторых биологически активных веществ.

Но не только внутренняя среда оказывает влияние на проекционные кожные зоны. Изменения в них наступают и под воздействием факторов внешней среды: света, звука, радиации, смены погоды и т. д. В 60-х годах киевский физиолог А. Подшибякин доказал, что изменения электрических потенциалов в определенных зонах кожи зависят от космического излучения и строго связаны со вспышками на Солнце.

Родоначальник космической биологии профессор А. Чижевский по этому поводу писал, что «девять раз в столетие в течение двух-трех лет наше Солнце приходит в неистовое, маниакальное состояние — оно посылает в пространство осколки атомного и ядерного распада высоких энергий, мощные фотонные потоки и радиоизлучения. Вся природа Земли в это время конвульсивно содрогается от грозных ливней, наводнений, смерчей, торнадо, землетрясений, магнитных и электрических бурь. Возникают эпидемии, уносящие из жизни сотни тысяч жертв. Особенно опасны в годы максимальной активности Солнца дни прохождения вспышек и протуберанцев через центральный солнечный меридиан. Из двух-трех лет неистовой деятельности Солнца именно на эти дни падает 90 процентов случаев «внезапной» смерти от инфаркта миокарда и мозговых инсультов у пожилых людей».

Максимум предпоследнего цикла солнечной активности отмечался в 1967—1968 годах, максимум последнего—в 1979—1982 годах.

Совсем недавно выяснилось, что на магнитные бури и колебания погодных факторов люди реагируют по-разному. У большинства людей изменения биопотенциалов головного мозга регистрируется за один-три дня до возникновения магнитных бурь; у меньшей части такие сдвиги наступают во время самих бурь или через два-три дня после них. Интересно отметить, что существует категория лиц, совершенно не реагирующих на гелио-физические изменения. Число таких «счастливчиков» колеблется от 15 до 35 процентов.

Таким образом, не пропавшими отзвуками, а жизненно важными элементами являются проекционные зоны на коже человека. Они как пограничные заставы стоят на страже интересов своего государства. Каждая застава связана с определенным соединением, внутренним органом и координируется из единого центра, головного мозга. Стоит прийти в неисправность какому-то соединению, как в подчиненной ему заставе — зоне Захарьина — Геда — объявляется боевая тревога: поднимается в ружье личный состав, усиливаются сторожевые наряды, оповещается местное население и т. д. Все силы заставы направляются на то, чтобы помочь своему ослабленному соединению избежать нападения извне.

Более чем полувековое изучение зон Захарьина — Геда позволило получить много интересных сведений, но подлинного удовлетворения ученым оно так и не принесло. Слишком уж циклопичны и территориально непостоянны были эти зоны. К тому же каждая из них находилась в связи сразу с несколькими внутренними органами, что, несомненно, снижало их диагностическое значение. Такая поликонтактность была обусловлена тем, что количество клеток во внутренних органах в тысячу раз превышало число связанных с ними чувствительных клеток в кожных зонах. Вот почему обширные площади зон Захарьина — Геда не могли служить достоверными адресами на коже.

Неудовлетворенность вызвала целую серию дальнейших поисков и исследований. Только для области головы и лица были разработаны десятки различных схем с проекционными точками и зонами.

Лечебные воздействия на точки головы получили название краниоцеребральной, или скальповой, акупунктуры. Особого внимания заслуживает скальповая акупунктура, берущая свой отсчет от естественной фронтальной линии волос. По данным японских специалистов, эта линия разделена на одиннадцать зон, каждая из которых коррелирует с определенной частью тела. Нервные расстройства центрального и периферического типа (церебральные параличи, радикулиты, плекситы и т. д.) могут быть купированы стимуляцией соответствующей зоны на линии волос. Это достигается продольным введением игл в намеченную зону, пересекающуюся с линией волос. Этот метод позволяет получить более быстрый и значительный эффект по сравнению с обычной иглотерапией.

За последние годы проекционные зоны на коже стали усиленно изучаться многими учеными, как теоретиками, так и клиницистами. В итоге кожные покровы были разделены на большое число участков и зон.

Проекционные зоны, разработанные в 1907—1910 годах американским исследователем А. Абрамсом, представляют собой небольшие участки (диаметром в два сантиметра), расположенные с обеих сторон позвоночника. Если обратиться к истории, то их популярность начиналась со времен Гиппократа, а также с произведений классической литературы. В XIX веке А. Пушкин при описании знаменитых тифлисских бань изобразил оригинальный метод оздоровления — танец банщика по позвоночнику клиента. В XX веке финский писатель М. Ларни блестяще описал этот метод, но уже американском варианте — прокатку бильярдных шаров вдоль позвоночника больного.

И как это ни странно, во многих случаях сторонники подобных методов — остеопаты и хиропрактики— добивались хороших результатов там, где обычно применяемое лечение успеха не приносило. Заинтересовавшись этим, А. Абраме подверг тщательному рентгенологическому изучению все случаи удачного исцеления и пришел к убеждению, что в основе лечебного эффекта лежит механическое раздражение проекционных позвоноч-никовых зон. Ученый определил, что при спазмах пищевода обнаруживается особо чувствительная зона на уровне I—VII шейных позвонков, при нарушениях деятельности сердца — III—VI грудных позвонков слева и т. д.

В настоящее время в ряде стран проекционные позвонковые и околопозвонковые зоны с успехом исследуют для диагностики и терапии, разумеется, в видоизмененной форме. С диагностической целью используют ампервольтметры или простое надавливание пальцами правее и левее позвоночника. Обнаружив чувствительный участок, определяют, какому сегменту он соответствует, после чего судят о заболевшем органе. Повысилась, например, чувствительность в зоне седьмого грудного позвонка слева — значит, патологический очаг находится на том же этаже, в желудке или селезенке. Только прежде, чем заподозрить патологию внутреннего органа, надо исключить заболевание самих позвонков или мышц.

Опираясь на исследования советских ученых, итальянский исследователь Г. Ченок выработал систему диагностики и лечения по так называемым параверте-бральным клапанам. Автор считает, что вдоль позвоночного столба в строго определенных местах расположены клапаны, регулирующие лимфообращение каждого органа. В целом они составляют как бы второе сердце организма. Недостаточность и застой лимфообращения в районе того или иного клапана служат патогенетическими факторами заболевания. Устранить их можно различными методами, но лучше всего с помощью вакуумного массажа.

В 1962 году, или спустя 80 лет после открытия в Кирсквилле первой школы остеопатов — «бильярдщиков», была организована международная федерация мануальной медицины. Под этим новым названием принципы хиропрактики получили права гражданства в США, Канаде, Англии, ФРГ, Франции и других странах. В институтах усовершенствования врачей социалистических стран были созданы циклы специализации по мануальной рефлекторной терапии. С 1978 года метод изучается и практически применяется на кафедре рефлексотерапии Центрального института усовершенствования врачей в Москве профессором В. Гойденко и его сотрудниками. Положительный эффект, а иногда практическое выздоровление, наступающее уже после первых сеансов ручного воздействия на позвоночник при остеохондрозе, обусловлены корригирующим влиянием на позвонковые суставы и прекращением болевых импульсов из пострадавшего сегмента.

Благоприятные результаты при лечении больных с остеохондрозом позвоночника достигаются от использования массажа околопозвонковых зон с помощью специальных дисков-катков.

Применяются на практике проекционные зоны, обнаруженные на теле человека профессором А. Подшибякиным. Характеризуются они повышенной электропроводностью, что дало основание автору назвать их активными точками кожи. Величиной они с 10-копеечную монету, то есть гораздо меньше зон Захарьина — Геда.

По общему количеству активные точки занимают среднее положение между зонами Захарьина — Геда и китайскими точками воздействия. Они являются теми участками кожи, на которых наиболее резко отражаются изменения, происходящие во внутренней среде организма. И не только во внутренних органах, но и в головном мозге.

Обнаруженные ученым активные точки на коже лица и головы открыли интересную возможность для диагностики мозговых очаговых поражений. А это чрезвычайно важное обстоятельство в многотрудном поиске внутричерепной патологии, который повседневно ведут невропатологи и нейрохирурги.

Известное практическое значение имеют точки «тревоги», установленные немецким доктором Э. Штиффатером. Они входят в территорию зон Захарьина — Геда в виде точек-эпицентров, или, как выражается сам автор, «пунктов концентрированной боли», куда посылают сигналы бедствия пораженные внутренние органы. Их с большим успехом используют врачи для распознавания болезней и лечения больных методом иглоукалывания.

Чтобы окончательно не запутаться в кожных проекциях, попытаемся подвести хотя бы предварительный итог. Сумбурного нагромождения различных зон на поверхности тела может не выдержать самый «толстокожий» человек. Слишком уж много предложено точек и зон, авторы которых объявляют себя единственно правыми. Но если рассмотреть вопрос очень внимательно, то окажется, что конкурирующих схем с проекционными зонами в принципе не десятки, а только две.

Одной их разновидностью являются точечные проекции, которые следует понимать как более точные адреса на коже человека. У китайских авторов их 700, у других авторов — 30, 120 и т. д. В настоящее время китайские специалисты говорят о существовании 1000 и более точек. Однако это нисколько не противоречит их единству, поскольку топографически они, как правило, совпадают, .а разница в их числе обусловлена тем, что показывает та или иная схема: весь комплекс точек или наиболее важную их часть.

Другую разновидность кожных проекций представляют 25 зон Захарьина — Геда. Как уж говорилось, они громоздки по размерам и очень неточны в смысле информации.

Возникает вполне логичный вопрос: какими же выходами на кожу располагают внутренние органы, точечными или зональными, и вообще конкурируют эти выходы между собой или дополняют друг друга? Ответ на этот вопрос может быть, по всей вероятности, такой: проекционные точки и зоны на теле человека существуют одновременно.

Факт сосуществования различных проекционных зон на коже человека доказан физиологическими работами. Было установлено, что диаметр точек воздействия меняется в зависимости от того, возбужден или спокоен человек, отдохнул он или утомлен.

Во время сна и при сильной усталости точки локализуются на ничтожно малой площади, диаметром менее одного миллиметра, и найти их бывает трудно даже с помощью прибора. Когда человек просыпается, диаметр точек постепенно увеличивается, напоминая распускание цветов. Точка величиной в один миллиметр становится равной одному сантиметру. В состоянии эмоционального подъема, а тем более при заболевании площади отдельных точек могут настолько увеличиваться, что, перекрывая друг друга, образуют участки кожи с повышенной проводимостью. Таким образом, крохотные точечные проекции как бы переходят в зоны Захарьина — Геда. Отсюда следует, что они мобильны и склонны к трансформации.

Недавно американские исследователи ошеломили своих коллег сообщением, которое, как им показалось, могло поколебать устои традиционной иглотерапии. Под сомнение было поставлено само существование активных точек на теле человека. На первый взгляд все выглядело подкупающе правильно и беспристрастно. Ученые подвергли иглоукалыванию 200 больных, страдавших от упорных болей различного происхождения. Половине из них места для введения игл выбирались строго по канонам древних трактатов, другой половине иглы вводились куда попало. Результаты лечения поразили всех: они были одинаковыми в обеих группах — и в той и в другой более двух третей больных избавились от сильных болей. Вывод напрашивался один: эффект иглотерапии несомненен, но он не зависит от того, как, по схеме или наобум, выбираются точки для введения игл.

У нас нет оснований не доверять данным американских авторов, которые получили определенные факты и попытались их логически объяснить. Только переносить частные выводы на учение об иглотерапии в целом едва ли целесообразно.

Как же объяснить результаты этого удивительного эксперимента?

На наш взгляд, равноценный обезболивающий эффект в неравноценных по рецептуре иглоукалывания группах связан с действием двух механизмов: биохимического и физиологического. Исследованиями последних лет показано, что раздражение кожных нервных окончаний независимо от того, расположены они в классических точках акупунктуры или в так называемых индифферентных точках, приводит к активации противоболевых систем и выбросу организмом специальных веществ — опиатов. Их выделение вызывает общее обезболивающее действие.

Выше говорилось, что при различных заболеваниях активные точки кожи обладают мобильностью и склонностью к увеличению площади до значительных размеров. Это не касается хронических, вяло текущих болезней, но очень характерно для многих острых заболеваний. При заболеваниях, сопровождающихся выраженными болями, проекционные точки превращаются в целые активно действующие районы. В таких случаях, равно как и в наблюдениях американских исследователей, отпадает необходимость в строгом отыскивании точек воздействия. Эффективными становятся иглы, введенные в любые «индифферентные» участки кожи.

В таком плане нам представляются механизмы акупунктурного обезболивания, действующие независимо от места введения иглы. На основании этих данных можно выработать более конкретную линию в тактике иглоукалывания: при лечении хронических безболевых процессов точно находить точки акупунктуры и неукоснительно следовать традиционной рецептуре по введению игл; при лечении острых болевых процессов менее строго подходить к нахождению точек и применению традиционной рецептуры по введению игл. В последних случаях можно с успехом использовать точки максимальной болезненности, а также классические нервно-мышечные двигательные точки, хорошо известные невропатологам и физиотерапевтам.